Господи услыши молитву мою и вопль мой

Богослужение, связанное со смертью христианина, начинается не тогда, когда человек подошел к неизбежному концу и останки его лежат в церкви в ожидании последнего обряда, а родные столпились вокруг, печальные и в то же время непричастные свидетели удаления усопшего из мира живых. Отправной точкой христианской веры является не «верование», а любовь. Только такое приятие Христа как Жизни, общения с Ним, уверенность в Его присутствии наполняют смыслом провозглашение Смерти Христовой и исповедание Его Воскресения. В мире сем Воскресение Христа никогда не может стагь «объективным фактом». Церковь — это вхождение в жизнь воскресшего Христа, обетование жизни вечной, «радость и мир в Духе Святом». В Нем сама смерть стала актом жизни, ибо Он исполнил ее Собой, Своей любовью и светом.

Подробней в видео:

В Нем, по словам апостола, «все ваше: мир, или жизнь, или настоящее, или будущее, — все ваше. Православная Церковь напутствует своих чад в загробную жизнь таинствами Покаяния, Причащения и Елеосвящения и, кроме того, в минуты разлучения души с телом совершает над ним молебное пение на исход души. В лице священника Церковь приходит к одру умирающего, прежде всего стараясь о том, чтобы у него не осталось на совести какого-либо забытого или неисповеданного греха или злобы к кому-либо из близких. Затем начинается последование на исход души, состоящее из канона и молитв, обращенных к Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Богородице. Молчат уста умирающего, но Церковь от его лица изображает всю немощь грешника, готового покинуть мир, и поручает его Пречистой Деве, помощь Которой призывается в стихах отрадного канона. Подобно каплям дождевым, злые и малые дни мои, оскудевая понемногу с течением лет, уже исчезают, — Владычице, спаси меня. Се время помощи, се время Твоего заступления, се. Время помощи Твоей пришло, Владычице, время Твоего заступничества, время, о котором я припадал к Тебе в теплых молитвах день и ночь.

Как при крещении младенца отсутствие у него сознания господи услыши молитву молитвы от приворота и порчи и вопль мой умаляет благодатного действия таинства — но и по исполнению пастырского служения. На котором поминается имя усопшего. Якоже писано есть, забывает она всех сродников и знакомых, дважды и т. Уверенность в Его присутствии наполняют смыслом провозглашение Смерти Христовой и исповедание Его Воскресения. Й: По образу Твоему и подобию господи молитва петру и февронии молитву мою и вопль мой в начале человека — чья слава устоит на земле непреложной? Его же избрал еси, как при литии на бдении.

Придите, ангелы мои святые, предстаньте пред судом Христа, преклоньте мысленные свои колени и, плача,воззовите к Нему: Создатель всех, помилуй дело рук Твоих и не отринь. Уста мои молчат и не молвит язык, но в сердце разгорается огонь сокрушения и снедает его, и оно призывает Тебя, Дево, гласом неизреченным». Вера в приближение ангелов и демонов к душе человека в момент разлучения ее с телом издревле была присуща Православной Церкви. Иже везде сый и вся исполняли». Вифлеемлянин, Иже везде сый, и вся исполняли». Увидев врачевство Христово отверстое, Адаму источающее здравие, страданием уязвлен был диавол и зарыдал в беде, и возопил к сообщникам своим: что сделаю Сыну Мариину, убивает меня Вифлеемлянин, вездесущий и всеисполняющий». Может быть, умирающий уже не слышит молитвословий, но, как при крещении младенца отсутствие у него сознания не умаляет благодатного действия таинства, так и затухание сознания не препятствует спасению отходящей души по вере и молитве близких, собравшихся у его смертного одра.

Кроме канона на исход души, в Требнике есть другой умилительный канон, творение святого Андрея,, архиепископа Критского, который входит в «Чин, бываемый на разлучение души от тела, внегда человек долго страждет». Тяжелые страдания умирающего побуждают усилить моление о его мирной кончине. В конце чина две молитвы: первая о душе судимой, вторая — о долго страждущем пред смертью. В ней раскрывается христианское понимание смерти как средства против развития зла. Неизреченною мудростию созданный из персти Адам был украшен образом Божиим и добротою и как честное и небесное стяжание предназначался к постоянному славословию и благолепию Божией славы и Царства. Твоего повеления, прием образ и не сохранив, и сего ради да не зло бессмертное будет».

Оба канона на исход души в случае отсутствия священника могут быть прочитаны у одра умирающего и мирянином, разумеется, с соответствующей заменой возгласов и опущением молитв, предназначенных для чтения только иереем. Тело человека, по воззрению Церкви, — освященный благодатию таинств храм души. Поэтому уже с апостольских времен Церковь любовно заботится об останках умерших братьев по вере. Образ погребения усопших дан в Евангелии, где описано погребение Господа нашего Иисуса Христа. Омовение тела водою прообразует будущее воскресение и предстояние пред Богом в чистоте и непорочности. Этот обычай мы находим уже в книге Деяний святых апостолов, где упоминается одна из первых христианок святая Тавифа, ученица апостола Петра: «Она была исполнена добрых дел и творила много милостынь. Случилось в те дни, что она занемогла и умерла.

Тело священнослужителя облачается во все одежды, соответствующие его сану, чем знаменуется, что на Страшном суде он будет держать ответ не только по исполнению христианского долга, но и по исполнению пастырского служения. Одежды должны быть новые и по цвету не черные, а светлых оттенков. В правую руку умершего архиерея и священника влагается крест, а на груди полагается Евангелие, по примеру апостола Варнавы, завещавшего, по преданию, святому Марку положить с ним Евангелие Матфея. На тело усопшего мирянина помимо обычных одежд в некоторых областях надевают саван, белый покров, напоминающий о белой одежде крещения. Омытое и облаченное тело полагается на приготовленном столе лицом вверх, к востоку. Гроб предварительно окропляется святою водой, а гроб архиерея еще и осеняется трикирием, дикирием и рипидами. Уста покойного должны быть сомкнуты, руки сложены на груди, крестообразно во свидетельство веры в Распятого.

На венчике изображается Спаситель с предстоящими Ему Божией Матерью и Иоанном Предтечей. Тело покрывается священным покровом во свидетельство веры Церкви, что умерший находится под покровом Христовым. Священник в своих проповедях должен бороться против бытующих в отдельных местностях суеверных обычаев, согласно которым в гроб полагают хлеб, пару белья, деньги и другие посторонние предметы. В Православной Церкви существует благочестивый обычай чтения Евангелия над телом почившего архиерея или священника и Псалтири — над телом усопшего мирянина до погребения и в память его после погребения. Какая другая может быть жертва Богу в умилостивление о предлежащем, как не сия, т. Чтение Псалтири над усопшим диаконом или мирянином выражает материнскую заботу Церкви о своем чаде даже по смерти его. Этот обычай коренится в глубокой древности и, служа молитвой ко Господу, вместе с тем дает утешение и назидание для живых и обращает их к молитве о нем Богу. По свидетельству Четьих-Миней, апостолы провели три дня в псалмопении у гроба Божией Матери. Чтение начинается по окончании последования на исход души.

Над телом усопшего архиерея или пресвитера Евангелие читает священник, а над телом диакона, монаха или мирянина Псалтирь может читать как церковный чтец, так и любой благочестивый мирянин, имеющий такой навык. Чтение совершается стоя и лишь в особых случаях позволяется сидение из снисхождения к немощи читающего. При чтении Слова Божия над телом усопшего должны присутствовать родные и близкие покойного. Попутно надо отметить, что к имени усопшего присоединяется слово «новопреставленный» в течение сорока дней по его кончине. К имени священно-церковно-служителей прибавляется наименование их сана: епископ, иерей, диакон, иподиакон, чтец. К имени мирянина прибавляют лишь слова «раб Божий», «раба Божия», а ребенка до 7 лет называют «младенцем».

Употребление других уточняющих наименований, как то: девица, отрок, жена, воин, убиенный, утопший, сгоревший и т. На каждой статии кафизмы по «Славе» читается молитва: «Помяни, Господи Боже наш», положенная в конце последования по исходе души, с упоминанием имени усопшего. По учению Православной Церкви, душа проходит страшные мытарства в то время, когда тело лежит бездыханно и мертво, и потому имеет великую нужду в помощи Церкви. Для того, чтобы облегчить душе переход в другую жизнь, над гробом православного христианина тотчас по смерти его начинаются молитвы об, упокоении души усопшего, поются панихиды. Панихида в переводе с греческого означает «всенощное пение», т. Само название свидетельствует о древности этого чина молитвословий. Еще в первые века христианства, когда свирепствовали гонения на веру Христову, вошло в обычай ночью молиться над усопшими и за усопших. Сущность панихиды состоит в молитвенном поминовении усопших отец и братии наших, которые, хотя и скончались верными Христу, но не вполне отрешились от слабостей падшей человеческой природы и унесли с собою во гроб слабости и немощи свои. Совершая панихиду, святая Церковь сосредотачивает все наше внимание на том, как души усопших восходят от земли на Суд к Лицу Божию и как со страхом и трепетом предстоят на этом Суде и исповедают дела свои пред Господом Сердцеведцем.

Устав совершения панихиды находится в Типиконе, в 14-й главе. Псалтири, в «Доследовании по исходе души от тела». В первых двух последованиях находится великая ектенияоб усопших, а в Псалтири ее нет. Но в Псалтири печатается 17-я кафизма и молитва: «Помяни, Господи, Боже наш, в вере и надежде живота вечнаго». Последование по исходе души от тела печатается и в иерейском Молитвослове. В книге «Последование за усопших», а также в Октоихе не печатаются из числа молитвословий, указанных в 14-й главе Типикона, кафизма 17-я и седален с Богородичным по 3-й песни канона. Кафизма здесь не печатается потому, что она на панихиде иногда не поется, как об этом сказано в 14-й главе Типикона.