Молитва митрофану воронежскому за сына

С годами начинаешь замечать те тонкие связи, которые существуют в мире и которые дают нам почувствовать, что между здесь и там нет непреодолимой грани, что воистину у Бога все живы. По рассказам мужа представляю тесную комнатенку старого дома в прибрежной части Воронежа. Дочь священника и сестра звонаря, незамужняя Анна Андреевна Сафонова горячо полюбила младшего сына приютившей ее женщины, стала ухаживать за ним и духовно окормлять. Несколько раз она рассказывала маме мальчика об одной удивительной старице, которую знавала в 1920-1930-е годы. Тетя Нюра, тогда еще совсем молодая, не имея своего угла, жила, как и некоторые другие бедные девушки, заботами церковных людей. Сейчас трудно сказать, какую роль играла в ее молодой жизни та старица. Но в памяти ее она сохранилась неспроста. Когда по радио «Радонеж» я услышала сюжет о воронежской блаженной Феоктисте Михайловне, я поняла, что это та самая старица из рассказов тети Нюры. Все, видно, приходит в свое время.

молитва митрофану воронежскому за сына

Подробней в видео:

Оказывается, священномученик был хорошо знаком с матушкой Феоктистой, передавал ей приветы в своих письмах из Соловецкого заключения, просил ее молитв. Посторонним казалось: то ли юродивая, то ли сумасшедшая, сердится на что-то, распекает кого-то. Родилась она под Новочеркасском в 1855 году в семье полковника Михаила Шульгина. Есть мнение, что матушка была тайной монахиней и что новое имя она получила при постриге. С юности она отличалась богомольностью, любовью к паломничеству по святым местам. Известно, что была она замужем за офицером, погибшим в Русско-японскую войну. При этом все, знавшие ее, отмечали, как не любила она обременять собою. Идет в непогоду в Задонск с одной из своих духовных дочерей. Заходит в неизвестные дома, заранее зная, что там нуждаются в ее утешении.

Молитва митрофану воронежскому за сына

Стяжала она несомненные дары Святого Духа: ее прозорливость, сила молитвы, способность к исцелению болящих были хорошо известны. Вот приходит она к любимому воронежскому батюшке, протоиерею Митрофану Бучневу, кормит его, лежащего в летней тени возле своего домика, виноградом. Батюшка, хоть и слаб совсем, но счастлив видеть Феоктисту Михайловну. Именно он сказал о ней: «Эта раба Божия в меру Антония Великого». Отправляясь в ссылку, из которой он уже не вернулся, отец Митрофан вверил матушке Феоктисте окормляемую им общину девушек. Не к этой ли общине была некогда близка и тетя Нюра?

Постоянный кашель, больные легкие, возможно, и чахотка приближали кончину. Ушла накануне смерти из близкого ей дома, боясь навлечь на семью гонения. 1940 года умерла там, где полагала меньшую тяготу для окружающих. Но никакие религиозные гонения не помешали близким ей людям объединиться, чтобы похоронить матушку с истинно христианской обрядовостью и любовью. В посмертной судьбе блаженной Феоктисты Михайловны есть свои удивительные, но закономерные повороты. Похоронили ее на отдаленном кладбище на Придаче.

Через год с небольшим началась война, которую она, как говорят, предвидела. Казалось бы, тут не до могилки некоей старицы-чудачки. Воронежцы знают, как на месте одного из старейших городских кладбищ разбили парк. А потом тут же построили цирк. Помню, девочкой я сначала обрадовалась, что поблизости от нас будет новый цирк, а бабушка сказала: «Неподходящее это место для цирка». Нет, не «на баках» лежать блаженной воронежской старице. Как мы помним, несколько лет в келье этого, мужского тогда, монастыря ютилась чудная и чудная старушка Феоктиста Михайловна.