Молитва на замужество после развода

Когда, как не в отмечаемый даже на государственном уровне День семьи, любви и верности, поговорить об ужасающей ситуации с разводами в нашей стране, которая затронула уже и верующие семьи? Об этом — слово протоиерея Андрея Ткачева. Когда сегодня приходит пара и говорит: «Мы хотим венчаться», нужно очень хорошо подумать, что ей сказать. Может, этих людей и не нужно венчать. Возможно, не всех вообще нужно венчать, а сначала узнать, познакомиться с ними. Вот пара говорит: «Мы хотим венчаться» — «Хорошо! Да хоть завтра» — «А сколько стоит? У нас количество разводов даже в церковной среде огромно. Это раньше люди поступали, как Татьяна, сказавшая Евгению Онегину: «Но я другому отдана и буду век ему верна», хоть она и любила Онегина, и у нее сердце колотилось, когда она его увидела. Также и Маша Дубровскому говорит: «Поздно, я обвенчана».

молитва на замужество после развода

Подробней в видео:

Сегодня ни для кого не будет препятствием венчание, чтобы переступить через совесть, уйти, в адюльтер залезть, в гречку скакнуть, разрушить одну семью, начать другую. Даже священников венчание не держит: и батюшки разводятся, и матушки им изменяют — у нас волосы дыбом поднимаются от этих историй. Нам надо поставить вопрос о том, что не всех надо венчать. А с некоторыми долго-долго работать, чтобы приготовить их к Таинству. Но ни в коем случае не так: «А я венчаться хочу! Раз-раз, ля-ля-ля, повенчали — и идите себе.

Молитва на замужество после развода

Если священник за жизнь повенчал 100 пар, а потом оказалось, что из 100 пар 85 развелись, то священник — злодей! Нужно было повенчать всего 15 пар, и он за них бы получил добрый ответ на Страшном суде. Я должен повенчать за свою жизнь, скажем, 250 пар, — и 250 пар должны дожить вместе до Страшного суда или до собственной смерти. Понятно, что «в семье не без урода», но подавляющее большинство венчанных людей должны до смерти сохранять верность брачному обету. К этому их нужно приготовить, потому что они сами к этому не готовятся. На все это уходит львиная доля приготовлений к венчанию.

А всю эту энергию нужно направить на то, чтобы в течение месяца, двух, трех говорить с женихом и невестой о том, что такое брак и семья, учить их, молиться с ними, заставлять их ходить в храм каждое воскресенье, запретить им спать друг с другом до брака и всячески готовить их к будущему семейному отношению друг к другу в браке. И это все с попустительства родителей и с тайного благословения ленивых священников. Это преступление и род тайного заговора. Всё это надо менять, пока не поздно. Думаете, мы долго будем Бога гневить и раздражать Его? Венчание — это слишком серьезная вещь для того, чтобы вот так с ним баловаться. И крещение тоже слишком серьезная вещь, чтобы с ним баловаться. И все остальное тоже слишком серьезные вещи, чтобы к ним относиться просто как к красивым требам. А повенчать пару — это не треба, это Таинство, за которое ты должен отвечать потом.

Священник должен поговорить с парой так: «Дорогие мои, я скажу вам слова, которые кроме меня никто вам не скажет. А я вам должен сказать о том, чтобы вы были верны друг другу. А если поссоритесь, приходите ко мне, и мы будем решать, как вас помирить, и не надо жаловаться друг на друга подружкам и родителям». А еще напомню, чтобы жена мужа слушалась. В том числе и о том, как нужно писать в записках: «Иван и Светлана», а не «Светлана и Иван». Нужно будет сказать и о том, что абортов делать нельзя. И о том, что детей нужно рожать больше двух. Сказано в Писании: «Плодитесь и размножайтесь».

Так вот, «плодиться» — это два: двое — муж и жена — оставили после себя двоих. А «размножаться» — это три и больше. Невесте: «Вы повенчаетесь, и теперь не мама будет самой главной для тебя, доченька. А самым главным будет муж, понятно тебе? И если она все это выслушает и скажет: «Не хочу венчаться! Потому что венчать нужно не всех. Когда Господь апостолам сказал про женитьбу, они воскликнули: «Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться». Господь на это ответил, что не все вмещают это «не жениться».

Кто вместит, тот вместит, но не все. А вообще закон такой: жениться надо. Ничего себе, это так надо в браке жить? Ой, подождите, может, мне пока и не венчаться? Повенчать я вас могу, но если вы позволите себе прийти ко мне с вопросом: «Как нам развенчаться? Не смейте появляться с вопросами о развенчании! Я вас повенчал, чтобы вы жили вместе навеки. Приходите ко мне только чтобы причащаться, детей крестить, исповедоваться. Я, конечно, утрирую, сгущаю краски, ерничаю немножко.

Иначе за все это Господь спросит с меня, со священника: «Ты зачем здесь нужен? Почему в профанацию превращаешь церковные Таинства? И перед венчанием необходимо расписаться в загсе! Двусмысленность нашей жизни не позволяет нам вести абсолютно духовную жизнь без всякой привязки к государственным формам. Нужно расписываться хотя бы потому, что есть разные «фокусы». Приходит пара к одному священнику и говорит: «Мы к вам в церковь уже полгода ходим. Государству не доверяем, не любим его. Можете нас обвенчать, но без всех этих штампов в паспорте?

Батюшку-то можно расслабить, размягчить, ещё каким-то образом воздействовать: «Можно? За этой якобы гипердуховностью: «Понимаете, штамп в паспорте не нужен. Мы такие духовные, нам только повенчаться» — всегда какая-то змея ползает! Не верьте «сильно духовным» людям — за этим всегда шевелится хаос. Пусть у жены будет фамилия мужа, а у деток — фамилия отца. Совместно имущество приобретете — пусть оно будет записано на обоих. Я не верю в «супердуховность» — особенно современного лживого человека. Ты была гордая и искала себе мужа красивого и умного, чтобы хвастаться им! Но тебе нужен супруг для тебя, а не для людей.